Теория и практика изысканий
14 ноября 2016 года

АРМЕН ТЕР-МАРТИРОСЯН: Использовать НТС, как технадзор – все равно, что микроскопом гвозди забивать

Сколько бы ни велось об этом разговоров, но заказчик все также часто при выборе подрядчика на инженерные изыскания продолжает руководствоваться принципом «кто дешевле». А единственным цензором качества работ нередко остается лишь эксперт Главгосэкспертизы. Это говорит о глубоком непонимании застройщиками реальных задач инженерных изысканий, их незнании проблем этого рынка. Результатом становится проектное решение, предусматривающее значительный запас прочности «на всякий случай».

«Несколько раз мы приезжали на освидетельствования котлованов и вместо, например, полутвердых глин видели текучепластичные суглинки. А, между тем, там планировался плитный фундамент. Оказалось, что заложенный в проект модуль деформации в 3 раза ниже указанного в отчете и строить можно только на сваях» - рассказывает редакции независимого электронного журнала «ГеоИнфо» руководитель НОЦ «Геотехника» Армен Тер-Мартиросян.

Тер-Мартиросян Армен ЗавеновичРуководитель НОЦ «Геотехника»

Ред.: Что такое научно-техническое сопровождение строительства?

А.Т-М.: Что интересно, люди, которые обращаются за данной услугой, часто сами не понимают, что это такое и зачем нужно. В рамках данного интервью предлагаю говорить исключительно о геотехническом научно-техническом сопровождении (НТС), хотя эти работы могут распространяться на все этапы строительного процесса.

Официальное определение НТС приведено в СП 22.13330.2011 «Основания зданий и сооружений», выпущенном НИИОСП им. Н.М. Герсеванова: «Научно-техническое сопровождение представляет собой комплекс работ научно-аналитического, методического, информационного, экспертно-контрольного и организационного характера, осуществляемых в процессе изысканий, проектирования и строительства в целях обеспечения надежности сооружений с учетом применения нестандартных расчетных методов, конструктивных и технологических решений».

Здесь же подробно описан состав работ, входящих в научно-техническое сопровождение. Это и контроль программы изысканий, и оценка геологических рисков, и многое другое, вплоть до «оперативной разработки рекомендаций или корректировки проектных решений на основании данных геотехнического мониторинга при выявлении отклонений от результатов прогноза».

Всего в этом СП прописано 12 видов работ, входящих в состав НТС. А полнота их выполнения на каждом конкретном объекте зависит от времени начала научно-технического сопровождения, от объекта строительства и от поставленных заказчиком задач.

 

Ред.: Это не прописано в СП, но должны ли, на Ваш взгляд, организации, занимающиеся НТС, участвовать в выборе подрядчика?

А.Т-М.: Безусловно. У нас есть печальные примеры объектов, где подрядчик выбирался по принципу наименьшей цены. На одном из них результаты изысканий даже прошли Главгосэкспертизу. Формально все было сделано хорошо, по нормативным документам. Поэтому экспертов ГГЭ винить не в чем. Мы тоже могли бы не заметить недостоверные данные, но решили на всякий случай перепроверить, зная «славу» организации-исполнителя и столкнувшись в отчете с некоторыми цифрами, которые вызывали сомнения. К сожалению, мы оказались на площадке уже на этапе котлована, выполняя научно-техническое сопровождение строительства. В итоге, мы не обнаружили грунтов, описанных в отчете изыскателей. А ведь именно на этом строилось проектное решение по фундаменту. Пришлось переделывать.

Иными словами, ни застройщик, ни подрядчик на проектирование не варятся на нашей кухне, не знают, кому можно, а кому нельзя поручить те или иные работы. В результате у них есть только два требования к исполнителям: чтобы работы соответствовали нормативам, и чтобы изыскатель сам прошел экспертизу. А ведь второе требование – прямая возможность для фальсификаций. Никто не знает, кто с кем дружит и у кого какие деловые отношения.

 

Ред.: Есть мнение, что научно-техническое сопровождение позволяет значительно экономить на инженерных изысканиях. Так ли это?

А.Т-М.: Думаю, это не совсем так. Финансовые расходы застройщика не всегда возможно снизить, особенно за счет затрат на инженерные изыскания. Напротив, если выполнять все работы в полном соответствии с нормативными документами и с четким пониманием того, насколько полученные данные важны для верного проектного решения, затраты на изыскания могут даже немного возрасти за счет более сложных исследований. Расходы на проектирование также не изменятся – проектировщику все равно считать.

Я считаю, что НТС помогает экономить, в первую очередь, за счет рациональных технических решений при строительстве фундаментов, когда это возможно. Например, мы недавно выполняли работы по определению негостированных параметров для определенной модели грунта. Для получения и использования в дальнейшем этих цифр необходимо было изучить мировую практику, российские и зарубежные нормативы и разработать специальные технические условия. Однако благодаря этой работе на одном из наших объектов армирование тоннельной обделки сократилось в два раза. Это колоссальная экономия.

А все рассуждения о том, что НТС помогает снизить стоимость изысканий за счет применения каких-то инновационных методов или уменьшить стоимость проектирования, на мой взгляд, не обоснованы.

 

Ред.: Наверное, все изыскательские компании, и добросовестные, и не очень, пытаются так или иначе оптимизировать объемы работы. Иными словами, получив твердую статистику, могут где-то недобурить или недоисследовать в лаборатории. Может быть какой-то компромисс с НТС в этом случае?

А.Т-М.: Основная идея нашей лаборатории – НОЦ «Геотехника» – в том, чтобы делать все. Это было одним из критериев выхода на рынок, потому что это необходимо, чтобы сделать качественно и надежно. Если же заказчику нужна «бумага», то зачем тогда вообще выполнять изыскания, зачем платить такие большие деньги? Ведь это не отчет, а макулатура.

Любая оптимизация объемов работ – это фальсификация, которая в той или иной мере влияет на итоговое качество отчета. И тут очень плохо, что лишь экспертиза является последним цензором, проверяющем качество и полноту выполненных исследований. Ведь и эксперты, возможно, ошибаются. Более того, случаются ситуации, когда они относятся к своим обязанностям откровенно формально. Поясню. Иногда в экспертизе бывают ситуации, когда требование эксперта по проведению каких-либо дополнительных исследований физически невозможно выполнить за то время, что отчет находится в экспертизе. Тем не менее, если изыскатель на следующий день приносит необходимые материалы исследований, эксперт может все принять и пропустить. И не просит показать, например, «сырые» протоколы испытаний, которые подделать практически невозможно. То есть эксперт вольно или невольно, но подталкивает изыскателя к фальсификации, удовлетворяясь объяснением, что работы, на выполнение которых требуется пара месяцев, «просто были давно заказаны и только сейчас пришли результаты». 

 

Ред.: А что делать в этой ситуации?

А.Т-М.: Все это должно контролироваться. По каждой лаборатории известно, сколько у нее оборудования, какое оно, число сотрудников. Исходя из этого есть определенный лимит объема работ, больше которого эта лаборатория выполнить не может. Все что сверх – фальсификация.

Мы играем в рыночную экономику и заигрываемся. Есть Сборник базовых цен. Почти все делают скидку в размере 30% от указанной там цены. Ну почему не переписать сборник и не запретить делать дешевле? Тогда и борьба на тендерах была бы не за цену, а за качество.

 

Ред.: Нужен ли на тех объектах, где выполняется НТС, дополнительный технический надзор?

А.Т-М.: Использовать НТС как технадзор – все равно, что микроскопом гвозди забивать. Поэтому я бы сказал, что да. Недавно у нас был разговор с одним крупным застройщиком, вернее, его проектной структурой, который говорил, что им приходится по своим же объектам ездить и проверять своих же подрядчиков изыскателей в связи с тем, что изыскатели под давлением строителей дают отчет, в котором все отлично.

Несколько раз мы приезжали на освидетельствования котлованов и вместо, например, полутвердых глин видели текучепластичные суглинки. А, между тем, там планировался плитный фундамент. Оказалось, что заложенный в проект модуль деформации в 3 раза ниже указанного в отчете и строить можно только на сваях.

Но все зависит от того, как выстроена работа с заказчиком, что конкретно он хочет. Мне все-таки кажется, что НТС должно говорить, как делать и что делать, а не бегать по площадке и следить. НТС могут делать очень немногие компании и раздувать их штат обычными техническими работниками, разъезжающими по объектам, представляется нецелесообразным.

 

Ред.: По Вашим оценкам, сколько организаций у нас в стране способны заниматься научно-техническим сопровождением?

А.Т-М.: Дело в том, что нигде никаких ограничений для этих работ не прописано. Поэтому чисто технически НТС может осуществлять кто угодно. Например, ООО, которое назовет себя научно-производственной организацией. Я для себя критерием считаю наличие в организации научных сотрудников, т.е. кандидатов, а лучше докторов наук. Это может быть неким цензом. 

В Москве такими работами в рамках своих специализаций могут заниматься НИУ МГСУ, ОАО НИЦ «Строительство», ИФЗ РАН, Институт геоэкологии РАН и другие академические институты. МГУ, несмотря на то, что является лидером в науке в нашей стране, все-таки имеет мало отношения к прикладным работам, поэтому научно-техническим сопровождением они не занимаются, насколько мне известно.

По стране довольно много различных политехнических институтов, которые могли бы эту работу выполнять. Но тут все упирается в то, что с уникальными объектами, как правило, работают компании из Москвы. И им гораздо проще найти организацию для НТС здесь же.

 

Ред.: Насколько уместно в рамках НТС использовать новые методы исследований?

А.Т-М.: При всем моем уважении к новым «революционным» методам исследований, я считаю, что в рамках НТС к этому нужно относиться очень аккуратно. Слишком большая ответственность.

С одной стороны, применение в рамках НТС новых методов является необходимостью. Потому что в противном случае это становится просто техническим сопровождением, а не научным. Но к этому нужно подходить осторожно, проводить совещания с ведущими специалистами в той или иной области, чтобы согласовать этот вопрос с ними, или разрабатывать и утверждать в Минстрое СТУ.

В любом случае, применять относительно новые и еще не получившие достаточного подтверждения методы исследований, например, грунтов основания очень тревожно. Ведь проектировщик заложит в проект те цифры, которые ему дадут. Не перестраховываясь. А вдруг данные будут недостаточно точны?

 

Ред.: Из чего складывается стоимость НТС, которую предлагает НОЦ «Геотехника»?

А.Т-М.: Не существует никаких базовых цен. Все определяют стоимость подобных работ по-разному. Мы рассчитываем исходя из обычных трудозатрат. В зависимости от требований заказчика и объемов работ цена может варьироваться от 200 тыс рублей за обычное техническое заключение по готовому отчету, до 5-7 млн за сложные работы. Но в целом мы стараемся держать низкую стоимость, как мне кажется.

 

Ред.: Цена является главным конкурентным преимуществом НОЦ «Геотехника» при выполнении НТС?

А.Т-М.: По крайней мере, одним из главных. У нас, безусловно, накладные расходы гораздо ниже, чем у конкурентов. Все мы понимаем, что НТС не требует постоянной ежедневной восьмичасовой работы. Все наши сотрудники еще и преподают, и занимаются другими исследованиями. За счет этого наша цена существенно ниже.

 

Ред.: Есть мнение, что проектировщики не верят данным изысканий и все равно перезакладываются. НТС вселяет большую уверенность проектировщикам?

А.Т-М.: У нас есть ряд заказчиков, которые обращаются к нам именно для того, чтобы у них была возможность максимально использовать несущую способность основания. Мы, собственно, специализируемся на том, что снижаем стоимость строительства фундаментов. Например, очень показательным примером является один из первых наших объектов – здание девелопера «Монарх» на Ленинградском проспекте около ТТК. Изначально проектировщик предложил сделать свайный фундамент из свай диаметром больше метра и с глубиной несколько десятков метров. Они пришли к нам с просьбой еще раз все посчитать. И в результате здание поставили просто на плите без всяких свай. И еще четыре этажа сверху достроили. За десять лет здание дало осадку не только меньше допустимой, но даже меньше расчетной.

И такие примеры есть еще. Проектировщиков нужно иногда урезонивать. У них ведь есть два довода, почему нужно перезакладываться: либо изыскатели схалтурят, либо строители плохо построят. НТС эти проблемы комплексно устраняет.

Если бы у строителей была задача сделать просто безопасно и не было ограниченного бюджета, то инженеры были бы не нужны. Заливали бы многометровые плиты фундамента, делали стены толщиной несколько метров и все. Задача инженера – минимизировать стоимость. И про это важно помнить в рамках НТС.


Обсудить
comments powered by Disqus